Даже Лютер 16 апреля советовал придти к полюбовному соглашению; он говорил, что не крестьяне, а сам бог восстал против неистовств князей. Большинство крестьянских требований, выраженных в двенадцати статьях, следует признать справедливыми, и потому он призывал к мирному соглашению на основе этих статей. Если бы были правы те буржуазно-протестантские историки, которые видят в реформации дело могущественной личности Лютера, то его первоначальное выступление должно было бы дать крестьянской войне совсем другой оборот.

Но в действительности оно не оказало никакого влияния, и когда господствующие классы оправились от своей первоначальной паники, а в особенности, когда князья выступили со своими войсками, чтобы потопить восстание в крестьянской крови, Лютер совершенно переменил фронт и 6 мая выпустил свое сочинение против грабительствующих и разбойничающих крестьян и в кровожадных выражениях, достойных палача, требовал их избиения. Однако если он похвалялся, будто вся крестьянская кровь падает на его голову, это было пустое бахвальство: как евангелические, так и католические князья не нуждались ни в каком напоминании, чтобы устроить крестьянам страшную кровавую баню.

В противоположность Лютеру, Мюнцер мужественно шел с восставшими крестьянами. В Тюрингии он был душой крестьянской войны. Его главным штабом был тогдашний имперский город Мюльгаузен.