Ришелье не открыл жестоких гонений против побежденных гугенотов, а, напротив, предоставил им политические права, какие можно было им предоставить при существовавших тогда юридических отношениях. Благодаря этому, он мог все силы Франции направить против заграницы. Напротив, германский император, после того как Валленштейн любекским миром положил к его ногам северную, преобладающе протестантскую Германию, не нашел ничего лучшего, как раздуть новую вражду между вероисповеданиями. К величайшему негодованию Валленштейна и в резком противоречии с политикой последнего, Фердинанд 2-й издал в 1629 году, одновременно с заключением любекского мира, «эдикт о восстановлении», которым предписывалось возвращение католикам всех духовных имуществ, отобранных у них со времени аугсбургского религиозного мира.

Религиозные распри с новой силой вспыхнули в северной Германии как раз в тот момент, когда ей угрожало вторжение иноземного врага.

Летом 1630 года король Густав-Адольф шведский (1594—1632 г.) с армией высадился на берегах Померании. Долго обрабатываемый Францией, он долго медлил, прежде чем с ресурсами маленькой Швеции, насчитывавшей тогда не более полутора миллиона жителей, решился напасть на большую Германию.