Если является развязной бессмыслицей говорить о народолюбивой политике Гогенцоллернов, то, хотя нельзя оправдывать их враждебную крестьянам политику, все же в ее извинение можно сказать, что не в их силах было защитить крестьян от помещиков. Эти слабые и в своем большинстве совершенно неспособные государи никогда не были господами по отношению к помещикам, а помещики всегда были их господами. Недаром второй же курфюрст из дома Гогенцоллернов в самоубийственном ослеплении оказал помощь помещикам в деле подавления и разграбления городов, которые и без того не были ни достаточно сильными, ни достаточно многочисленными.

Точно так же помещики, дав курфюрсту Фридриху-Вильгельму разрешение на создание постоянного войска и на взимание постоянных налогов, без чего государство сделалось бы слишком легкой добычей соседей, позаботились о том, чтобы все это не повернулось к их невыгоде. Они бесстыднейшим образом обдирали армию

посредством пресловутых ротных хозяйств, и в то же время отвратительными средствами варварской дисциплины превращали ее в свое покорное орудие.

Даже при короле Фридрихе, всесильный и просвещенный деспотизм которого так превыспренне прославляется прусскими историками, прусское государство не было действительной монархией, не было современным классовым государством.