Как бы ни пренебрегала она попечением о бедных, все же она не могла забросить его совершенно,— иначе она утратила бы всякую опору в массах. Она все еще представляла некоторое предохранительное сооружение против обнищания масс, пролетаризация которых, производимая капиталом, все еще казалась последнему недостаточно быстрой. Пока неимущий получал от церкви хотя бы скудную милостыню, он еще не отдавался капиталистической эксплуатации со всеми своими потрохами.

Кроме того, капиталистические праздники были бельмом на глазу для расцветавших городов; чем многочисленнее становились эти праздники, тем резче противоречили они капиталистической мудрости, согласно которой рабочий не работает для того, чтобы жить, а живет для того, чтобы работать.

Но, что в особенности важно, новый способ производства уже не нуждался в церкви, как наставнице и руководительнице. Он создал для себя собственное образование и науку; он создал также и собственные органы управления. Духовенство осталось необходимым только для деревни,— как еще и теперь в отсталых странах, ему приходится выполнять некоторые государственные задачи, напр., вести регистрацию браков, рождений и т. д. В 16-м веке приходское духовенство оставалось еще экономически необходимым, и никто не думал об его устранении.