Роды представляли группы кровных родственников, охватывавшие до сотни семей; поэтому они назывались также сотнями. Каждый род располагал территорией в одну или в несколько квадратных миль жил в общей деревне, имевшей вид слабо связанного и далеко разбросанного селения. При жалком состоянии земледелия место поселка часто изменялось в пределах территории рода с той целью, чтобы можно было время от времени обращаться к возделыванию новой плодородной почвы.

Германское право даже в позднейшие времена относило дом не к недвижимому, а к движимому имуществу. Хотя германцы уже не были номадами, однако, они лишь очень слабо были связаны с землей, которая оставалась коммунистической собственностью, принадлежала совокупности рода.

В соответствии с этим организация рода была решительно демократическая, все его члены были свободные люди, обязанные каждый защищать свободу остальных, равные по своим личным правам, представлявшие братство, связанное кровными узами. Во время мира избирались старейшины родов, во время войны — предводители, но они оставались такими же рядовыми свободными членами, как все остальные. Разделение труда существовало лишь в чисто стихийно сложившейся форме: оно осуществлялось только между мужчиной и женщиной.

Мужчина вел войну, занимался рыболовством и охотой, добывал сырые материалы для приготовления пищи и необходимые при этом орудия.