Жажда земли гнала на Восток норманнов, которые все время оставались строптивыми вассалами пап; в Палестине, Сирии, на Кипре они основали феодальные государства. Если они являлись передовыми борцами в рядах крестоносцев, то главная масса последних составлялась из людей, которым на родине терять было нечего: из крепостных, которые не могли дольше сносить гнета феодальных господ, из разорившихся элементов низшего дворянства,— недаром один из них назывался Вальтер Голяк. Но власть папства настолько выросла, что она могло вербовать и таких борцов, которые лишь с большой неохотой несли на Восток крест, являвшийся боевым знаком папства; к числу таковых принадлежали и некоторые германские императоры.

Этому постоянному возрастанию силы духовной монархии соответствовало растущее бессилие светской монархии. Основой феодального общества было крестьянское и ремесленное производство в рамках общины марки. Одна или несколько деревень обыкновенно составляли марку с общей собственностью на лес, выгоны и воды.

Весь процесс средневекового производства протекал в пределах этих общин; община марки представляла хозяйственный организм, производивший все, что ему требовалось; он был самодовлеющим организмом, и потому у него не было почти никаких хозяйственных связей с внешним миром.