Крестьяне могли лишь в скудной мере воспользоваться свободой передвижения; напротив, помещики могли прогнать их с земельного участка и присоединить его к своему рыцарскому имению; зависимые крестьяне, продолжает тот же историк, благодаря эдикту, превратились в неимущих поденщиков.

Все же помещики при своем тупом своекорыстии встретили эдикт ненавистью, тем более что они узнали, что Штейн не думает остановиться на этом. Штейн был заклятым врагом сноса крестьянских дворов. Замки восточно-прусских благородных людей, прогнавших своих крестьян с земли вместо того, чтобы улучшить их положение, он часто сравнивал с логовищами хищных зверей, которые все опустошают вокруг себя и наслаждаются тишиною кладбища.

Следовало устранить министра с такими опасными воззрениями, и помещики устранили его самым низким способом: они передали французской полиции письмо, в котором он говорил о своей вражде к французам. Прикрываясь на этот раз гневом Наполеона, жалкий король вторично дал отставку министру, которого он боялся не менее чем помещики.

Таким образом, победа опять осталась за помещиками, но, в конце концов, оказалось, что лбом стены не прошибешь. Министерство посредственностей, назначенное после второй отставки Штейна, в течение года дошло до полного банкротства.