Польша погибла среди феодальной анархии. Перемещение торговых путей с берегов Средиземного моря на побережье Атлантического океана отразилось на Польше еще тягостнее, чем на Италии и Германии. Правда, Польша превратилась затем в житницу для западноевропейских народов, но польские помещики сумели сами захватить торговлю хлебом и воспрепятствовать накоплению купеческого капитала, являющегося исторической предпосылкой современного развитая. Они терзали польские города и насильственно удерживали страну в феодальном болоте, производя безумное расточение торговой прибыли, попадавшей в их собственные карманы.

Но над Швецией и Польшей возвышалась новая держава, Россия, варварское завоевательное государство, настолько европеизированное царем Петром, что оно получило способность продвигаться со своими завоеваниями к Западу.

Между Францией и Россией, подвергаясь одинаково серьезной угрозе с той и другой стороны, лежала Германская империя со своим жалким государственным строем, ограбленная и охваченная разложением, разорванная на три сотни суверенных частей. У императора сохранилось только одно право: даровать звание дворянина. Имперский сейм в Регенсбурге был просто конгрессом посланников и расточал свое время на пустую болтовню и мелочи.