Лессинг направил свои нападки в первую очередь не против Гёце, ортодоксального главного пастора в Гамбурге, как утверждают современные преемники половинчатых и ложных просветителей, — нет, борьба, которую Лессинг в ряде блестящих летучих листков вел против Гёце, вытекала из того, что Гёце вел ожесточеннейшую войну против Лессинга: этот главный гамбургский пастор был достаточно проницателен для того, чтобы понять, насколько истинный просветитель Лессинг опаснее для ортодоксального лютеранства, чем половинчатые просветители. Лессинг исходил из того совершенно правильного воззрения, что ясное и последовательное развитие буржуазного просвещения несет гибель ортодоксии, но что, напротив, преднамеренное калечение этого просвещения должно замедлять подъем буржуазии.

Драма «Натан Мудрый» была вдохновенным аккордом, закончившим теологическую борьбу Лессинга. Он написал ее, когда герцог брауншвейгский с насильственными мерами вмешался в борьбу. Лессинг решился посмотреть, не может ли он беспрепятственно проповедовать хотя бы со своей старой кафедры, посредством театра. В драме нет ни возвеличения иудейства, ни принижения христианства.

Лессинг выступал только против нетерпимости, неизбежного элемента всякой религии, основывающейся на мнимом откровении, полученном, будто бы, из надземного мира.