Только сбросив с себя скорлупу, осуждающую его на хилость, оно сделается тем, чем должно быть по своему существу: непосредственной способностью рода человеческого. Тогда — и вообще только тогда — Гёте будет воздано должное; день, когда германская нация экономически и политически освободит себя, будет днем торжества ее величайшего художника, потому что искусство сделается тогда общим достоянием всего народа.

К дням старости Гёте относится расцвет романтической школы в поэзии,— к ним же относится и ее упадок. В ней отразилась все та же двойственность национальных и социальных интересов буржуазии, созданная иноземным господством. Национальные идеалы можно было найти только в средневековье, когда классовое господство помещиков и попов приобрело самые рельефные формы.

И вот поэты-романтики спасались бегством к «волшебной ночи средневековья, освещенной луною»; но после того, как революционная буря прошла по Европе, нельзя было, и думать о восстановлении средневековых идеалов в их полном великолепии, и потому к феодальному вину, добытому из погребов замков и монастырей, эти поэты примешивали изрядное количество трезвенной воды буржуазного просвещения.

За романтической школой нельзя не признать известных заслуг.