Поэтому вся нация с великим восторгом приветствовала генерала Наполеона Бонапарта (1769—1821 г.), когда он совершил государственный переворот 18-го брюмера (9-го ноября) 1799 года, разогнал неспособное правительство директории и сделался военным диктатором, сначала в качестве первого консула Французской республики, а с 1804 года — императора Франции. Было бы поверхностно, следуя за ходячим либерализмом, называть государственный переворот 18-го брюмера попросту изменой делу свободы и считать его пружиной исключительно честолюбие гениального авантюриста. Свою силу Бонапарт почерпал из наследия французской революции, которое он начал ликвидировать во внешних и во внутренних отношениях.

Как ни велик был его военный гений, он не обманывался на тот счет, в чем коренится его историческое право на завоевания: повсюду, где прошли его победоносные орлы, он проводил буржуазные реформы.

Прежде всего, в 1801 году ему задалось принудить германского императора к заключению мира. По этому миру, который был заключен 9-го февраля 1801 года в лотарингском городке Люневиле, император от имени Германской империи отрекся от левого берега Рейна, от которого уже отреклась Пруссия по Базельскому миру. Путь, пролегающий по долине Рейна, впредь должен был сделаться границей между Французской республикой и Германской империей.