Пруссия отошла в сторону от великих мировых событий, чтобы предаться призрачному существованию под охраной трусливого нейтралитета, всеми ненавидимая и презираемая; после короткой схватки с революцией она была окончательно убита в интеллектуальном и моральном, в финансовом и военном отношениях, между тем как остальные феодальные державы еще долго могли продолжать борьбу.

Разгром Германской империи. Господство якобинцев в Париже рухнуло еще раньше Базельского мира. Война возвела их к власти, но у них не было никакой склонности вести войну ради общества, враждебно относившегося к ним.

Чем беспощаднее устраняли они феодальную эксплуатацию, тем сильнее давила их капиталистическая эксплуатация, которая с величайшей пышностью развертывалась по низвержении феодализма. Придушить ее и устранить ее устои сделалось наряду с отражением внешнего врага главной целью парижских революционеров.

Но таким образом они подходили к задаче, которая исторически еще не могла быть решена. Капиталистический способ производства шел еще по восходящей линии своего развития; еще отсутствовала всякая возможность заменить его высшим способом производства. Таким образом, якобинцы были вынуждены ограничиться насильственными вторжениями в экономическую жизнь, гильотинированием эксплуататоров, биржевых игроков и спекулянтов.