Постепенное превращение феодального способа производства в капиталистический оказало глубокое влияние и на главную силу средневековья — на церковь, и в первую очередь на мировую власть, которая выпала на долю пап, как вождей христианских народов против внешних врагов, и которая достигла зенита в крестовых походах. Как раз крестовые походы и превратились в мощный рычаг, поднявший торговлю с Востоком и содействовавший развитию капитала, этой силы, которой предстояло ниспровергнуть феодальный мир и стоявшего во главе его монарха, папу.

Крупнейший землевладелец средних веков, церковь пережила такой же процесс, как крупное землевладение вообще. Чтобы использовать сельскохозяйственное производство в качестве источника денег, она разоряла крестьянский класс, захватывала общинные леса и общинные выгоны, прогоняла крестьян с земли или грабила их самым беспощадным образом. Нехорошо стало житься под жезлом.

Растущая алчность заставляла также церковь все больше ограничивать попечение о бедных; натуральные доходы, избытки которых раньше охотно предоставлялись ею на это дело, так как сама она была не в состоянии потребить их, превратились теперь в торговые товары, и порожденное этим корыстолюбие захватило и церковь.

Если она становилась, таким образом, все более ненавистной для крестьянского класса, то не снискала она дружбы и поднимавшейся в то время буржуазии.