Выдвигать против разума библию, как делает присмиревший Лютер, это значило бы буквой убивать дух. Небо существует не на том свете: его надо искать в этой жизни, и верующие призваны к тому, чтобы уже на земле создать небо, царствие божие. Как нет на том свете никакого неба, так нет и никакого ада. Христос был человек, подобно нам, пророк и учитель, не бог. Под царствием божиим, Которое верующие призваны создать уже здесь на земле, Мюнцер разумел такое состояние общества, при котором нет классовых различий, частной собственности и какой-либо самостоятельной государственной власти, чуждой членам общества.

Все существующие власти, поскольку они не, подчинятся и не примкнут к революции, должны быть свергнуты; все работы и все имущества следует сделать общими, необходимо провести самое полное равенство. Следует устроить союз, чтобы все это провести не только в Германии, но и во всем христианском мире. Надо приглашать государей и сеньоров присоединиться к этому делу, если же они не захотят, союз при первой же возможности с оружием в руках должен свергнуть их и предать смерти.

Эти учения Мюнцер проповедовал под облачением мистических выражений, но тем глубже было впечатление, производимое ими на массы, которые были еще в полном плену религиозных форм мышления.