В калишском воззвании они обещали создать свободную и самостоятельную Германию, а прусский король посулил своим подданным, если они спасут его корону, даже настоящую конституцию.

Если же государи, добившись победы, сумели бесстыднейшим образом нарушить свои обещания, то эхо показывает, что характер войн был двойственный. Если народы низвергали в них иноземного деспота, то государи — преемника буржуазной революции, и если затем последовало не восстановление старой Европы, то, во всяком случае, натопила гнилая и давящая реакция.

Реставрированная Германия.

Своей социальной эмансипацией, поскольку она была достигнута, буржуазный класс Германии был обязан иноземному господству, разрушившему его национальное существование. Буржуазия должна была вести борьбу против своего освободителя, но могла вести ее, только служа своим угнетателям; она помогла реакции одержать победу, но ничего не получила от плодов этой победы.

Вместо свободной и самостоятельной Германии, которую русский царь и прусский король обещали в своем калишском воззвании, получился Германский союз, истинное издевательство над германским единством. Германия осталась, расколота на тридцать деспотий, из которых самая мелкая была столь же суверенна, как самая крупная.