Женщина вела домашнее хозяйство, изготовляла одежду и пищу, варила и шила. Домашнее хозяйство было общее, коммунистическое для нескольких, иногда для многих семей.

Тем не менее, если не внутри родов, то внутри племен мы находим первые следы аристократии. В самом существе всякого чиновенства лежит тенденция к превращению в наследственное сословие; сыновьям должностных лиц, отличившихся в мирное время, и в особенности на войне, обыкновенно предоставлялись известные преимущества, и, если они обладали соответствующими способностями, они становились преемниками своих отцов. Таким образом, в каждом племени над массой обыкновенных рядовых свободных начали возвышаться одна или несколько семей, которые; в виде долей добычи, даней, подарков и т. д. приобретали большие богатства по мерке тогдашних германцев. Это дало им возможность держать при себе дружину,— свободных людей, наиболее храбрых воинов, которые обязывались следовать за своим господином на смерть и жизнь и жили возле него, как члены его семьи. Из этих семей обыкновенно избирались «первейшие», «князья», которые в мирное время разбирали судебные дела племени, а на войне были его главными предводителями.

Однако за ними отнюдь не признавалось право на эти функции: решающей инстанцией для каждого племени оставалось общее народное собрание.