Если средневековое дворянство искало земли и людей, если оно тем более богатело, чем больше крестьян прикрепляло к земле и чем больше новых поселенцев умело привлечь к себе, то у нового дворянства были иные цели. Оно стремилось к захвату крестьянских запашек, а в особенности общинных лесов и общинных выпасов, без которых крестьянское производство было невозможно, ив то же время оно хотело обезлюдить отнятую землю, насколько это было возможно без угрозы продолжению сельскохозяйственного производства, являвшегося источником денег для дворянства. Барщины тех крестьян, которых еще терпело дворянство, увеличивались до крайних пределов.

Эти крестьяне подпадали той наиболее тягостной и бесстыдной эксплуатации, которая характеризует товарное производство, построенное на принудительном труде: бешеная жажда прибыли уже не встречает здесь того сопротивления, которое свободный рабочий все же оказывает капиталистической эксплуатации.

Из крестьян, массами сгоняемых со своих участков, возникли зачатки современного пролетариата. Этот пролетариат отличался от античного тем, что он возник не в виде подонков эксплуататорских и господствующих классов, а сложился вследствие разложения эксплуатируемых и подчиненных классов. Впервые в истории появился класс свободных пролетариев, составлявший низший класс общества.