Она разразилась против тиранической диктатуры короля Карла 2-го и, после того как все закономерные формы сопротивления не привели ни к чему, вследствие неисцелимого упрямства этого деспота, в его казни (1649 год) достигла высшей точки своего подъема. С этого времени английский парламент взял власть в свои руки. Никакой король не мог без его согласия снарядить флот или вооружить армию, и своей свободной буржуазной конституции англичане обязаны тем, что они внесли в мировую политику буржуазного торгового капитала новый, заключительный момент: они могли основывать не только торговые, но и земледельческие колонии, и их колонии могли существовать не только разрушительной эксплуатацией, но и творческим трудом.

Заселением Северной Америки они совершили чреватое величайшими последствиями, важнейшее для человеческой культуры дело, какое только вообще совершалось мировой политикой буржуазного торгового капитала.

Во Франции эта политика получила иной характер, чем в Голландии и Англии. Франция отняла у своего соперника, Испании, преобладание на европейском материке в значительной степени благодаря тому, что французская монархия не облагала французские города контрибуциями и данями, а сумела использовать их, как ценные вспомогательные силы, против феодальных сословий,— против дворянства и духовенства.