Но, с другой стороны, универсальности средневековой церкви купец противопоставил национальность, которая была лишь слабо развита в средние века с их мелкими самодовлеющими общинами.

Противоположность покупателя и продавца развилась в мировой торговле в национальную противоположность; чем сильнее было общество, к которому кто-либо принадлежал, тем выше были для него шансы увеличить свои барыши. Таким образом, в мировой торговле выросли мощные экономические интересы, которые приводили к укреплению слабой спайки средневековых государств, но в то же время резче отделяли их друг от друга, так что христианский мир раскололся на глубоко обособленные нации.

В той же мере, как мировая торговля, внутренняя торговля тоже содействовала усилению национальных государств. Из существа торговли вытекает концентрация ее в узловых пунктах, где сосредоточиваются заграничные товары, которые отсюда по широко разветвленной сети дорог и путей расходятся по всей стране, и где в то же время сосредоточиваются туземные товары, которые отсюда сбываются за границу. Вся территория, над которой господствует такой узловой пункт, превращается в экономический организм, который тем теснее срастается с узловым пунктом и тем сильнее зависит от него, чем более производство для собственного потребления вытесняется товарным производством.