Это произведение — убедительное доказательство, насколько оторваны были немцы от преданий своего прошлого, но в то же время изумительное свидетельство гениальной силы поэта, который из волнующихся туманов сумел создать художественную картину, оживляющуюся изобилием образов, которые как бы дышат перед нами.

В «Страданиях молодого Вертера» Гёте уже освободился от нездоровой чувствительности, отличавшей период бури и натиска. В героя романа он перенес все, что мучило его самого, что было больного и нездорового в движении эпохи. К груди природы увлекал поэт изуродованное поколение.

Ни в каком другом культурном поэте не жила природа с такой непосредственностью, как в Гёте. Он не описывает ее явлений, но в его произведениях клубятся пары над землей, сияет солнце, мерцают звезды, шумит море. Успех «Страданий молодого Вертера» был колоссальный.

Продукт сантиментализма той эпохи, они в то же время были лекарством от него.

Но этому несравненному гению угрожала опасность сделаться жертвой германских злосчастий. Гёте никогда не знал лессингова здорового отвращения к придворной жизни. В 1775 году он охотно последовал приглашению молодого Веймарского герцога Карла-Августа, который звал его на свою службу и к своему двору.