По договору, заключенному в Пассау, и затем по установлении религиозного мира в Аугсбурге (1555 год) была выговорена свобода религии для имперских сословий, что означало религиозную свободу провинциальных суверенов. Каждое имперское сословие (сейм), суверен каждой провинции получил право устраиваться: с религией на своей территории, как ему вздумается. Аугсбургский религиозный мир был построен на принципе: cujus regio, ejus religio, или, другими словами: кто владеет страной, тому принадлежит право определять религию жителей этой страны.

Религиозный мир предоставлял жителям только одно право: выселиться, если их совесть страдала от «душеспасительных» действий их государя. Такое «спасение душ», т. е. насильственное обращение жителей в свою религию, протестантские государи совершали не менее рьяно, чем католические.

Таким образом, аугсбургский религиозный мир сохранил церковный раскол и суверенную власть князей. Но этот мир оставил нерешенными два важных вопроса. Правда, он приложил штемпель к разграблению церкви, произведенному до того времени германскими государями, но он не сказал о том, что делать с духовными территориями, которых в Германии было еще немало.

Протестанты требовали, чтобы принцип: cujus regio, ejus religio не применялся в этих областях: пусть протестантские жители невозбранно сохраняют свою веру.