Но положение изменилось, когда после Вестфальского мира гегемония в Европе действительно досталась Франции. Юный король Людовик 14-й, получив власть в свои руки, был захвачен миродержавным зудом. Современному абсолютизму он придал такую выработанность, что, по его заявлению, государство составляла его высочайшая особа. Неспособный понять движущие силы национальной жизни, он примирился с феодальными сословиями, которые теперь охотно пошли ко двору; но в награду за это трудящиеся классы населения были отданы им на полное разграбление.

Придворные паразиты-дворяне ради бессмысленнейшей роскоши разрушали достигнутое трудом благосостояние нации, в этом их поддерживали попы, придворные паразиты, по настояниям которых Людовик 14-й изгнал из страны наиболее трудолюбивых жителей, гугенотов, как Филипп 2-й изгнал из Испании мавров.

Тем не менее, Франция все еще оставалась преобладающей державой на континенте Европы. Достойного соперника она находила только в Австрии, которая, благодаря блестящим победам над турками, оправилась от поражения Тридцатилетней войны; в начале 18-го века обе державы терзали друг друга, в длинном ряде кровопролитных сражений решая вопрос, кому принадлежит право заместить испанский престол.

На севере Европы Швеция быстро утратила свое положение великой державы, которое она на короткое время приобрела разграблением Германии.