Однако при сравнительной малочисленности завоевателей они должны были пространственно рассеяться по целым провинциям, и все же очень большие области остались незаселенными. Благодаря этому, характер рода, определяемый родством его членов, все более расшатывался, и начался даже упадок собрания свободных, как решающего учреждения во всех делах, касающихся коллективности.

Это обстоятельство имело тем более роковое значение, что в то те время потребности обороны новых государств от внешних врагов приводили к быстрому превращению военного предводителя, избираемого народным собранием, в короля с широкими полномочиями. Новая королевская власть нашла органы для себя в своей военной дружине, в аристократических элементах завоеванного населения, собственность и знания которых были необходимы для нее, в рабах и вольноотпущенниках своего придворного штата. Она наделила их большими участками земли, оставшейся при разделе незаселенной.

Так возникло новое, чуждое народу дворянство, которое было построено на крупном землевладении и, благодаря своей экономической силе, очень быстро из слуги короля превратилось в его господина. Чем выше поднималось это дворянство, тем ниже падала крестьянская масса.