В 1625 году началась война с Данией, и четыре года спустя, в 1629 году, по любекскому миру Дания обязалась впредь не вмешиваться в дела Германии; таким образом, и северная Германия была теперь подчинена императору.

Этими успехами император был обязан в первую очередь своему генералу. Альбрехт Валленштейн (1583 —1634 г.) преследовал в Германии ту же цель, какую в это самое время Ришелье преследовал во Франции: создание чисто светской монархии, которая, свободная от вероисповедных противоположностей, должна возвышаться над князьями, предающимися склокам, смягчать классовые противоречия внутри и направлять все силы нации на внешние отношения. Валленштейн подчинял императорской власти католические части империи точно так же, как и протестантские.

Это был не какой-нибудь фантазер в политике: у него была очень ясная цель, и, как показывает пример Франции, эта цель была не только достижима, но и лежала в направлении исторического прогресса. Валленштейн был глубоко равнодушен ко всем религиозным распрям; католик и воспитанник иезуитов, он, тем не менее, полагал, что мир в империи наступит не раньше, чем у какого-нибудь епископа будет отрублена голова. Валленштейн потерпел крушение потому, что суверенитет отдельных областей слишком глубоко коренился в экономическом строе тогдашней Германии,— Валленштейн ничего не мог с этим поделать.