Ближе к современности, чем Клопшток, стоит Готгольд Эфраим Лессинг (1729—1781 г.). Борьба и вся жизнь этого классика нашей литературы яснее всего показывают, что с

возникновением классической литературы и философии 18-го века начинается социальная эмансипация буржуазии; между тем как раз его именем чаще всего злоупотребляют с той целью, чтобы возвеличить прусское государство, как истинного отца этой литературы и философии.

Лессинг — сын духовного лица, из лаузицкого городка Каменца. Подобно Клопштоку, он получил воспитание в саксонских школах, — в мейссенской княжеской школе и затем в Лейпцигском университете. Ему предназначалась богословская карьера, но он скоро ушел от сухой кабинетной учености: это был жизнерадостный юноша, который хотел, прежде всего, научиться жить; а в этом отношении тогдашний город Лейпциг с его старым университетом и его широкими торговыми связями открывал более широкую возможность, чем какой бы то ни было другой пункт Германии.

Более ученый, чем поэт по своим природным дарованиям, он, тем не менее, с самых юных лет стремился к театру, в призрачной жизни которого мог развертываться буржуазный мир,— к этой единственной трибуне, с которой перед всем народом можно было ставить сокровеннейшие вопросы. При тогдашних условиях театр был для буржуазии профессорской и проповеднической кафедрой.