В этих важнейших для Штейна пунктах его городское устройство превосходит даже современное, которое за сто лет пересматривалось лишь с целью попятных шагов: пересматривалось и таким образом, что государственные функции надзора разработаны в направлении большей придирчивости, и таким образом, что горожане при всем их прославленном самоуправлении все еще не завоевали всеобщего избирательного права, а, напротив, допустили надувательство в отношении равного и тайного избирательного права.

Что касается октябрьского эдикта, в нем два главных пункта. Во-первых, он устранил в прусском государстве прежние перегородки между наследственными сословиями, разрешив помещикам заниматься промышленностью и торговлей, а горожанам и крестьянам — приобретать дворянские имения; благодаря этому было достигнуто превращение кастового государства в классовое государство, в котором основой классов является тожественность экономических интересов. А затем октябрьский эдикт устранил так называемое наследственное подданство крестьянства; это было не столько освобождением сельского работника от феодальных цепей, сколько превращением его из объекта феодальной в объект капиталистической эксплуатации.