Ему противодействовали не только государи,— католические в такой же мере, как и протестантские,— но и города. Ганзейские города Гамбург, Бремен, Любек и другие отказывались предоставить свои суда для подчинения Балтийского моря, и в то время как Валленштейн уже носился с самыми широкими планами: завоевать Константинополь и изгнать турок из Европы, ему оказывал победоносное сопротивление город Штральзунд, от которого Валленштейн потребовал принять гарнизон из императорских войск.

В то самое время, когда Валленштейн потерпел неудачу перед укреплениями Штральзунда, Ришелье после четырнадцатимесячной осады завоевал крепость Рошель, главный центр французских протестантов (гугенотов). У него теперь руки были развязаны, — он мог обратиться к своей иностранной политике, и приступил к решительной борьбе против дома Габсбургов, чтобы обеспечить преобладание в Европе за французской монархией. Хотя Ришелье, подобно Валленштейну, был католик, даже кардинал римской церкви, однако, его политика оставалась свободной от всяких религиозных предрассудков. Он и натравливал католических князей Германии на императора и старался побудить протестантского короля Швеции к вторжению в Германию.

Но самого активного союзника Ришелье нашел в лице самого германского императора.