Это было средневековое сословное государство, втиснутое в рамки трех наследственных сословий: всесильного дворянства, не достигших зрелости городов и несвободных крестьян,— феодальная развалина, которую сохранить со всей ее феодальной гнилью никто не старался так усердно и неусыпно, как именно король Фридрих.

У этого государства не было никакой возможности самому себя реформировать,— о том же, чтобы оно сумело проложить путь для национальной реформы Германии, и говорить нечего. Сначала необходимо было растерзать его в клочья,— только тогда и могла вздохнуть германская нация, освобожденная от этого мучительного кошмара.

Зачатки буржуазного образования. Но нам говорят, будто прусское государство дало толчок возникновению классической литературы и философии в Германии. Так утверждают буржуазные историки и ссылаются при этом на одно заявление старого Гёте, который говорил, что действительное, истинное и высшее жизненное содержание впервые внесено в германскую нацию прусским королем Фридрихом и подвигами Семилетней войны.

Правда, Гёте не скрывал, что сам этот король с величайшим презрением относился к немецкой литературе и даже в свои старые годы, в 1781 году, обрушился на нее с грубым пасквилем и, в частности, злобно и несправедливо разносил юношеские произведения Гёте.