Сначала его отвергла революция; теперь — королевская власть. Значит, надо встать над тем и над другим — над человечеством. И этому импульсу он обязан Людвигу II! При этом сам Людвиг постепенно встал на путь эскапизма, а Вагнер вернулся к действительности, окончательно отрезвев от абстрактных мечтаний, и стал с удвоенной силой воплощать в жизнь свои идеалы — пусть смелые, зато вполне реальные и осуществимые.

Наступил 1866 год. Людвиг все еще пребывал в мрачном настроении из-за вынужденного отъезда Вагнера из Баварии. Но стремительно разворачивающийся политический кризис, ввергнувший в итоге Баварию в пучину военного конфликта, вскоре заставил короля полностью переключиться на нужды государства, забыв о собственных обидах и интересах.

Дело в том, что длительное противостояние между Прусси-ей и Австрией, начавшееся фактически еще с захвата Силезии прусскими войсками Фридриха Великого в 1742 году, вступило в критическую фазу. Авторитет Австрии, являвшейся официальной представительницей германских интересов на политической арене, падал. Пруссия, напротив, на этом фоне стремительно поднималась, приобретая негласный статус лидера в так называемом «немецком мире».

Постепенно в Пруссии утвердилась вера в то, что ее призвание — объединение всей Германии. Вскоре явился и человек, способный осуществить эту высокую миссию, — в 1862 году министром-президентом и министром иностранных дел Пруссии стал Отто фон Бисмарк.