Король вполне разделяет мое презрение к театру, особенно к опере. Как и я, он знает, что только выдающиеся постановки могут изменить к лучшему общее положение вещей. И заняться этим делом при таких благоприятных обстоятельствах зависит всецело и исключительно от меня. Поэтому мы разработали план совершенной, по возможности, инсценировки "Тристана". Назначить день этой постановки мы предоставляем Вам.» Из Пеллета Вагнер также написал письмо и Марии Мухановой (Калергис) : «В моей жизни произошел совершенно неожиданный, невероятно прекрасный поворот.

Я погибал. Все попытки вырваться из печального положения кончались неудачно. Какаято странная, почти демонская сила разрушала все, что я ни задумывал. Я принял решение скрыться от мира и отказаться в будущем от всяких художественно-артистических планов. В те дни, когда во мне назревало такое решение, молодой баварский король, только что вступивший на престол, велел искать меня там, где я в этот момент не находился.

Наконец, посланный короля нашел меня в Штутгарте и привез к нему. Что мне сказать Вам? То, о чем я даже в мечтах и помыслить не мог, то единственное, что могло спасти меня, стало реальной правдой.

Я свободен, я могу обрабатывать свои художественные произведения, могу творить и думать о совершенных сценических постановках. Опять я приступил к "Нибелунгам", к осуществлению всего моего плана. В этом чудесном юноше мое искусство нашло свое живое воплощение: он — "мое отечество, моя родина, мое счастье"!»