Но и значение других второстепенных государств, которые выступили на стороне Австрии, было не намного больше. Самое, например, крупное из них, Бавария, еще до войны обещало Саксонии, опасавшейся, как в 1756 г. , подвергнуться в числе самых первых нападению Пруссии и не обладавшей к тому же после ампутации 1815 г. хорошо защищенной границей, немедленно двинуть ей на помощь с юга корпус в 100 тыс. человек, как только пруссаки появятся на ее северной границе. Но когда критический момент наступил, то Бавария с трудом наскребла 30—40 тысяч, причем оказалось, что у пушек нехватало лафетов, у кавалерии — лошадей, у пехоты — обмундирования. Фактически война на севере исчерпалась одним сражением при Лангензальце близ Эрфурта, в Тюрингии (27 июня), с ганноверскими войсками, которые шли на соединение с южными армиями. Бой был упорный; один момент казалось даже, что пруссаки будут опрокинуты, но все же ганноверцы, в конце концов, были разбиты и капитулировали, а их король, слепой ГеоргУ, бежал в Австрию.

Гессен-Кассель был занят еще легче, и сам курфюрст попал в плен. Саксония не сделала даже попытки сопротивления.

Ее армия (23 тыс. человек) отошла в прилегающую Богемию к австрийцам, и столица Дрезден была взята без боя.