Таков был на деле национально-германский и королевско-прусский патриотизм Бисмарка, о котором так много говорили и продолжают говорить в Германии!

Но в это время Наполеон, который все еще не получал окончательного ответа на свое предложение, со своей стороны повернулся опять к той же Австрии, предложив ей новый вариант своего предыдущего плана. Франция сохраняет полный нейтралитет в грядущей борьбе Австрии с Пруссией и сделает все, от нее зависящее, чтобы и Италию заставить не воевать. За это Австрия предоставит Италии Венецию, откажется от объединения Германии под единой гегемонией одного какого-нибудь государства (т. е. не только Пруссии, но и Австрии) и без согласия Франции не будет производить никаких территориальных изменений, которые могут нарушить европейское равновесие. Со своей стороны Наполеон заставит Италию уважать светские владения папы (пункт,, как мы видели, очень чувствительный для ханжески- клерикальных Габсбургов) и предоставит итальянскому народу «свободу действий», если дело дойдет там до «реакции против итальянского-единства».

В объяснение последней фразы следует заметить, что, выступая в 1859 г. совместно с Сардинией — Пьемонтом за отвоевание северной Италии у Австрии, Наполеон, в согласии с широко распространенным мнением в . своей стране, нисколько не имел в виду создание полностью объединенной Италии, которая могла бы в будущем явиться соперницей на Средиземном море.