Много лет спустя, когда на обоих морях, Балтийском и Северном, соединенных Кильским каналом, появился могучий германский военный флот, опиравшийся соответственно на Киль и Вильгельмсгафен, Россия и Англия не скрывали своего горького раскаяния в попустительстве, которое они проявили в 1864 г. в отношении прусской агрессии, но уже было поздно.

Однако то, чего Бисмарк добился, было лишь половиной дела. Теперь нужно было избавиться от Австрии, а заодно и от Союза, чтобы дать вопросу об устройстве то решение, которое Бисмарк наметил с самого начала. Согласно версии, принятой прусскими, историками, Бисмарк готов был дать Австрии крупную денежную компенсацию за уступку герцогств Пруссии, но Австрия, несмотря на свои очень запутанные финансовые дела, отказалась — не потому, правда, что считала такую сделку изменой национальному делу, а потому, что считала ее для себя недостойной.

Согласно же автору известных мемуаров графу Бейсту, в те времена еще состоявшему министром Саксонии, а впоследствии занявшему пост австрийского канцлера, сам Бисмарк поведал ему о другом, гораздо более соблазнительном предложении, которое он делал Австрии в случае ее согласия передать герцогства Пруссии: не более и не менее как оказать ей вооруженную помощь для отвоевания обратно Ломбардии, которую Австрия вынуждена была в 1859 г. уступить Италии.