Эти слова вызвали у слушателей шумные аплодисменты. В Пруссии же разыгралась газетная буря, и сам Бисмарк многозначительно заметил Бенедетти, что император правильно сказал, что «его вмешательство остановило нас под стенами самой Вены». В последующем Бисмарк не забудет этого, а тем временем (возвращаясь к началу августа 1866 г. ) Наполеон поручил Бенедетти сделать «энергичную» попытку заставить своего прусского контрагента пойти на соглашение, пока еще не подписан окончательный мир. 5 августа, в самый день, когда Наполеону был нанесен «афронт», Бенедетти вручил Бисмарку письменный проект секретного договора: Франция хочет получить границы 1814 г. , т е. те более благоприятные границы, которые были первоначально установлены державами-победительницами (до возвращения Наполеона I с о. Эльбы) и совпадали с границами Франции в 1792 г. Это означало передачу Франции столь важного для развивающейся металлургической промышленности Франции и служившего еще па Венском конгрессе предметом ожесточенной, хотя и безуспешной, борьбы со стороны Талейрана Саарского угольного бассейна.

Далее, Франция хочет получить Пфальц с находящейся там крепостью Шпейер, некогда местопребывание имперского суда, и рейнскую часть Гессен-Дармштадта (включая крепость Майнц).