Даже Бейсту, хорошо знавшему моральную «толстокожесть» Бисмарка, этот рассказ показался невероятным, но он был подтвержден документами, хранящимися в австрийских архивах. Несомненно, эти документы относились к тому, о чем Бисмарк несколько приглушенно свидетельствует сам в своих воспоминаниях. Он рассказывает, что на свидании в августе 1864 г. обоих государей, в присутствии их министров, в Шёнбрунне, резиденции австрийского императора, он, Бисмарк, очень настойчиво предлагал последнему союз между обеими державами на предмет совместного осуществления их интересов при условии уступки герцогств Пруссии.

Он доказывал, что «выгодные результаты дружбы между обоими великими германскими государствами не исчерпываются голштинским вопросом, и хотя они сейчас географически весьма отдалены от сферы австрийских интересов, они могут в другом случае оказаться гораздо ближе. Поэтому было бы полезно для Австрии поступать великодушно и предупредительно по отношению к Пруссии в данный момент». Бисмарк заверяет, что Франц-Иосиф явно склонялся к его аргументации, но дело испортил Вильгельм, который на поставленный ему императором в упор вопрос, действительно ли он так уж хочет получить эти герцогства, в простоте душевной ответил, что он никаких прав, а потому и никаких притязаний на герцогства не имеет.

Очевидно, король еще не успел пройти до конца того воспитательного курса, которому он подвергался в руках своего министра, и огорошенный Бисмарк поспешил оборвать беседу.