Она бы ему ничего не стоила, и Наполеон был бы умиротворен, и трения с Францией, которые продолжались вот уже несколько лет, прекратились бы на благо нового Северогерманского государства, которое еще) очень нуждалось в мирном строительстве. Как всегда, Бисмарк вначале дал свое принципиальное согласие, и на основании этого согласия Наполеон продолжал и довел до конца свои переговоры с нидерландским королем.

Но потом Бисмарк раздумал: то ли он вообще не хотел услужить Наполеону и спасать его престиж, то ли он считал унижением для Пруссии уводить гарнизон по желанию иностранного государя, то ли, наконец (что наиболее вероятно), он задумал было затеять ссору и довести тяжбу свою с Францией до развязки — подлинные его мотивы остались неизвестными. Формально в разговорах со своим королем он ссылался на возражения Мольтке и Роона, указывавших на значение Люксембурга как операционной базы против Франции. Во всяком случае он не только стал отрекаться от своих первоначальных обещаний, но и через прессу и преданных ему депутатов инсценировал воинственную- патриотическую шумиху, достигшую апогея в интерпелляции, которую внесла национально-либеральная фракция в рейхстаг 1 апреля 1867 г.