Исходным моментом этой вражды был вопрос, который далеко не потерял своего значения и по сей день. Это был вопрос о Нидерландах — точнее их юго-западной части, так называемой Фландрии, вплоть до реки Шельды.

Значение ее для Франции заключалось не только в том, что это была богатая торгово-мануфактурная страна, населенная главным образом говорящими по-французски валлонами, но еще больше в том, что, не будучи отделена от Франции никакими естественными преградами, она являлась как бы открытыми воротами для вторжения любого врага во Францию с севера, как мы это видели в наши дни и как это испытала Франция еще во время своей Столетней войны (1346—1453) с Англией за свою независимость и целостность. Так как Фландрия принадлежала тогда могущественному Бургундскому дому, владения которого простирались и далее на юг за Лотарингией, также нависавшей на французской границе, то уже французский король Карл VII, завершивший Столетнюю войну, проникся мыслью обезвредить ее, и его сын Людовик XI задумал обычную в феодальные века комбинацию брака своего сына-наследника с Марией, единственной наследницей Бургундского дома, с тем чтобы и Фландрия мирно вошла в состав французского королевства.