Бисмарк говорил: «Я веду иностранную политику, как я раньше ходил стрелять вальдшнепов: я не раньше ступаю вперед ногой, чем удостоверюсь, что кочка, на которую я собираюсь поставить ногу, достаточно крепка, чтобы выдержать мою тяжесть». Бисмарк считал, что итальянский союз представлял надежную «кочку», и хотя он имел в своем распоряжении целых три месяца, он уже на другой день после подписания итальянского договора, 9 апреля, внес через прусского посланника в Союзный сейм законопроект о созьиве национального собрания, избранного на основе всеобщего и прямого избирательного права (но не тайного голосования!), для обсуждения реформы Союза на следующих основах: создание постоянно действующего всеобщего германского парламента; единое общегерманское управление железными дорогами и средствами связи; свобода передвижения по всему Союзу; общегерманское гражданство; таможенное и торговое общегерманское законодательство; общегерманская консульская служба за границей; общегерманская охрана германского судоходства и морского флага: создание германского военно-морского флота и береговых баз и гаваней; объединение сухопутных военных сил и т д.