По сути дела, в этом не было никакой опасности: вожаки оппозиции произносили отличные речи, каждые новые -выборы приносили им новые лавры и новые мандаты, их пресса громила реакционных советников короля и даже намекала на участь английского короля Карла I и его министра Страффорда, погибших на эшафоте, но дальше слов дело не шло. Даже бюджеты, исключая военные статьи, спокойно и даже усердно вотировались, давая правительству возможность на основании параграфа конституции не. только взимать старые налоги и содержать весь свой аппарат, но и осуществлять старый военный бюджет и таким образом проводить помаленьку и потихоньку свою военную реформу. Но Вильгельм был человек недалекий, в его ближайшем окружении было немало людей, в том числе его жена и его сын, которые сочувствовали либеральным реформам, в частности ландтагу, и у него не хватало смелости ни ломать преграды, ни отступать.

В этот критический для него и для Пруссии момент был призван к власти Бисмарк.

Бисмарк, юнкер, владелец нескольких имений, стяжал громкую репутацию своей реакционностью еще в бытность членом Соединенного ландтага в 1847 г. Он восседал на скамьях крайней правой и неизменно отстаивал, даже против короны, самые реакционные меры.