Заброшенное в этот замкнутый дальний угол графство (ставшее маркграфством, а затем курфюршеством), несмотря на усердную колонизацию его немецкими элементами из других частей империи, весьма жалко прозябало, переходило из рук в руки, превратилось в сплошное разбойничье гнездо нескольких юнкерских родов и в конце концов вернулось к императору, который нашел в начале XV в. охотника на него в лице захудалого нюрнбергского графа Цоллерна, его фактотума (агента) по политическим и другим, более интимным делам. Цоллерны очень скоро проявили изрядный аппетит к расширению и немного раздвинули границу своего курфюршества за счет ближайших, тоже большей частью славянских, областей.

Однако для больших дел у них собственных сил нехватало, и тогда они прибегали к методам шантажа в виде продажи своего нейтралитета какому-нибудь государству, находящемуся в войне с другим, либо присоединения к той или другой из этих воюющих сторон в качестве союзника, т. е. ландскнехта — в том и другом случае за территориальное вознаграждение. На этих путях особенно отличился Иоахим I Бранденбургский (1484—1535), который во время многолетней борьбы императора Карла V с французским королем Франциском I вначале предлагал свои услуги первому, требуя взамен Шлезвиг и Голштинию, а получив отказ, готов был выступить на стороне Франциска, если тот, став императором, назначит его своим наместником в Германии и уплатит 1. 5 млн. экю; потерпев и тут неудачу, он опять обратился к Карлу, надеясь получить у него для своего сына руку принцессы и 400 тыс. дукатов в виде приданого, но, и здесь обманувшись, опять перешел к Франциску, чтобы в конце концов все же присоединиться к Карлу.