Австрия могла ответить на это только указанием, что, согласно статутам Германского союза, его членами могут быть лишь суверенные германские государства и что поэтому ни она, ни Сейм не дадут согласия на предлагаемый Пруссией режим для герцогств. На эту тему между обоими правительствами шли многочисленные разговоры и длинная нотная переписка, которые одновременно переплетались со столь же нескончаемыми жалобами Бисмарка на то, что, пользуясь совместной с Пруссией временной властью в герцогствах, австрийские представители, гражданские и военные, на местах потворствуют и даже поощряют агитацию среди местного населения в пользу августенбургской кандидатуры и не принимают никаких мер к подавлению антипрусских элементов разного рода. Эти жалобы, несомненно, рассчитаны были на «воспитание» короля в должных, т. е. антиавстрийских настроениях и сознании, что герцогства не могут и не должны существовать независимо от Пруссии.

Для подкрепления своих тезисов Бисмарк, в подражание процедуре, некогда придуманной французским королем Людовиком XIV для обоснования своих прав на оставшиеся еще в пределах Германии части Эльзаса, засадил комиссию юристов (двух бывших министров юстиции, восемь судей разных инстанций и четырех университетских профессоров) за изучение и решение вопроса о притязаниях тех или других претендентов и правах самих победителей в войне с Данией.