Россия обязалась по этому договору в случае войны Франции и Сардинии с Австрией занять по отношению к Франции «политическую и военную» позицию, диктуемую благожела тельным нейтралитетом; и она не будет возражать против территориальных приобретений Сардинского королевства на севере Италии, а Франция за это обязуется совместно с Россией, при заключении мира, добиваться интересующих их изменений в существующих договорах (под которыми подразумевались договоры 1815 г. и Парижский 1856 г. соответственно). Договор давал гораздо меньше, чем обе стороны первоначально запрашивали друг у друга, а именно: Франция хотела, чтобы Россия выставила на галицийской границе серьезную армию, чтобы отвлечь силы Австрии от итальянского театра войны, а Россия хотела, чтобы Наполеон прямиком заангажировался добиваться отмены ненавистных черноморских статей Парижского трактата.

Тем не менее договоо облегчал задачу Франции, которая! теперь во всяком случае была уверена, что, имея на своей стороне Россию, она может быть обеспечена в значительной степени и со стороны прусского тыла.