Ландтагу предложен был также законопроект об аннексиях. Еще нашлись ораторы, которые отважились напомнить собранию историю с захватом Шлезвига и Голштинии, напомнить о том, как Бисмарк вначале будто бы искал лишь охраны национальных прав населения под датской короной, как он потом выдвигал кандидатуру Августенбургского, как затем он бросил Августенбургского и, отстранив Германский союз, поделил с Австрией управление отторженными областями, точно они были собственностью Пруссии и Австрии, как он потом устранил Австрию вводом прусских войск в Голштинию и т. д. Другие почтительно возражали против ликвидации не зависимых государств в самой Германии и, в частности, такого крупного и старинного, как Ганновер.

Им всем Бисмарк вразумительно отвечал: «Сейчас речь идет об интересах Пруссии, и в этих случаях я не признаю никакого права». Он говорил и о праве «(германской нации существовать, дышать и объединяться», а заодно и о «долге Пруссии создать для этой германской нации необходимый базис существования».

В результате законопроект, санкционирующий все аннексии, прошел всеми голосами против 11 воздержавшихся. Пруссия стала государством с территорией в 347 100 кв. км и населением в 24 миллиона.