Так как Пруссия уже раньше осыпаясь на прежнюю договоренность, отказалась обсуждать вопрос о герцогствах на Сейме и даже не ответила на новое предложение, то Австрия через неделю, 1 июня, сама вновь поставила этот вопрос в Сейме, заявив, что ее старания добиться у Пруссии согласия на решение его Сеймом закончились неудачей и что сама она заранее присоединяется к решению последнего, каковым бы оно ни было. Одновременно она сообщила, что созывает голштинский ландтаг, чтобы выслушать мнение самого населения вверенного ей герцогства.

Это был вызывающий акт. Дело в том, что -за три дня до этого, 28 мая, три нейтральных державы — Франция, Англия и Россия — предложили спорящим сторонам — Пруссии, Австрии, Италии и Сейму — свои посреднические услуги, приглашая их на совещание по вопросам, их разделяющим, с целью урегулировать споры дипломатическим путем.

Но из этого дружественного приглашения ничего не получилось: Пруссия и Италия приняли его, но Австрия, уже уверенная в Наполеоне, обусловила свое согласие оговоркой (в духе предполагаемого с Францией договора), что из обсуждений конференции будут исключены вопросы территориальных приращений в пользу какой-либо державы, и выразила желание, чтобы на совещание был приглашен и папа римский!