В этом случае, продолжал он, он надеется, что Пруссия не заступится за свою соперницу, которая мешает ее росту, а, напротив, воспользуется случаем, чтобы увеличить свой удельный вес в Германии, присоединив к себе Ганновер, разъединяющий ее восточные и западные области, и Шлезвиг-Голштинию, что сделает ее морской державой. Франция против этого возражать не будет. Из уст государя Франции, которая не забыла еще поусских посягательств 1815 г. и позднее, при предшественнике Наполеона III, Луи-Филиппе, грозила напасть на рейнскую границу Пруссии, это было весьма соблазнительным предложением: Наполеон как бы начертал своему собеседнику и заранее благословлял программу действий, которую тот, действительно, осуществит с лихвой в 1866 г. Но Бисмарк не был еще министром и мог только принять это предложение к сведению и запомнить его. Вскоре затем Наполеон сделал визит прусскому королю в его столице.

Однако, несмотря на приятный прием, ему оказанный, от политических разговоров с ним уклонились, вследствие чего он заключил, что Пруссия собирается действовать сообразно обстановке, какая создастся ко времени войны, и заранее ангажироваться не хочет. Это было верно, как мы сейчас увидим.

Вместе с тем, однако, Наполеон убедился, что поведение Пруссии в большой степени будет зависеть от позиции, какую займет Россия, ее ближайший сосед, а поэтому он обратился и к ней.