Поэтому, выходя за пределы своей миссии еще дальше, он многозначительно прибавил, что большие события, вызванные прусским оружием, заставляют его отойти от позиции полного воздержания, которую он до сих пор занимал, и надеется, что, блестяще оправдав честь прусского оружия, король согласится дать противнику перемирие для переговоров о заключении почетного мира.

Фраза об отходе от позиции полного воздержания встревожила короля. Вильгельм, уже вошедший, по упомянутому выражению Бисмарка, во вкус аннексий, питал широкие планы. Конечно, Германский союз должен быть реорганизован под прусской эгидой, но, кроме того, не только Шлезвиг и Голштиния, но и австрийская Силезия, Судеты (северная часть Чехии), восточная Фрисландия (ганноверская), некоторые части Саксонии, баварские города Ансбах и Байрейт — всё это должно быть присоединено к Пруссии; к ним вскоре были присоединены в списке аннексий также Ганновер и Гессен-Кассель, где первоначально король хотел лишь сменить враждебных носителей корон. Можно было опасаться, что Наполеон не допустит ампутации своей австрийской союзницы вообще и согласится на другие аннексии Пруссией лишь при условии территориальных компенсаций для Франции.

Выступление Наполеона создавало поэтому большое осложнение, и Вильгельм в отчаянии говорил, что он откажется скорее от престола, чем от намеченных им широких аннексий.