Следующую войну, Семилетнюю (1756—1763), Фридрих начал также без объявления войны внезапным вторжением в Саксонию и захватом ее, но остался без союзников, так как единственный его друг, Англия, вела свою сепаратную морскую и колониальную борьбу с Францией, которая на этот раз, вместе с Россией и другими державами, была на стороне Австрии. Фридрих жестоко бил французов и австрийцев, но сам был жестоко бит русскими, и он погиб бы, вместе с ним погибло бы и прусское государство, если бы не спасли его смерть царицы Елизаветы Петровны и вступление на русский престол Петра III, герцога голштинского, друга и поклонника, едва ли не шпиона Фридриха II, с которым он немедленно заключил не только мир, но и союз.

Война окончилась не так, как рассчитывал Фридрих: он не получил Саксонии, которую он, однако, разорил и разграбил до тла,— он только удержал Силезию. Но армия его оправдала себя, а сам он стяжал лавры блестящего полководца.

Долго спустя Бисмарк говорил про него: «Он украл Силезию, и все же был признан великим человеком».