Австрия, а другие германские государства или, скорее, государи, Принимавшие ее сторону: то были состоявшие в родстве с царским домом великий герцог Гессен-Дармштадтский, отец царицы, и король Вюртембергский, женатый на сестре царя. Царица даже собственноручно написала письмо королю, «припадая к его стопам» и прося пощадить ее отца. Король поспешил успокоить своего племянника обещанием, что означенные государи не будут сильно затронуты. Но это не успокоило царского правительства.

Ему уже известно было, что победители собираются аннексировать Нассау, Ганновер и курфюршество Гессенское, а также, конечно, и оба герцогства — Шлезвиг и Голштинию, превращая, таким образом, Пруссию в сильную державу. Царю все еще претила мысль о создании парламента и о введении всеобщего избирательного права, и не менее возмущался он и союзом с итальянским королем, узурпировавшим, с помощью Гарибальди и народных масс, короны других итальянских государей.

Наконец, царское правительство негодовало по поводу призывов к чехам и венграм посстать против своего законного государя (хотя этот государь был нелюбим и в самой России), каковые призывы, сверх того, нашли, как указывал сам царь в беседе с прус-ским военноуполномоченным, неприятные отклики и в Польше, где заговорили и о своих национальных правах.