Несомненно, что, давая такие тактические установки, Бисмарк вспоминал, как Наполеон в 1862 г. , когда принимал у него верительные грамоты, совершил нескромность, поведав ему о тайне австрийского предложения. Но не это было главным мотивом его отказа от союза в данный момент; главное было то, что предложение Наполеона навело его на мысль самому прошантажировать Австрию тем способом, какой, по его мнению, собирался употребить его французский друг. В Италии произошла смена кабинета по случаю заключения в сентябре 1864 г. неудачного договора с Францией, сводившегося к отказу Италии от притязаний на Рим.

Новый кабинет возглавил видный генерал Ламармора, основной политической программой которого было довершение объединения Италии именно присоединением Рима, а также, конечно, Венеции. Как раз по этому поводу Наполеон, желая загладить неприятное впечатление, которое произвел в Италии сентябрьский договор, и стал думать о каком-нибудь способе компенсировать ее возвращением Венеции. Но Бисмарк его предупредил и уполномочил своего посланника во Флоренции, тогдашней столице новой Италии, позондировать у Ламармора, не пойдет ли он на военный союз с Пруссией против Австрии?

Нельзя не удивляться эластичности его совести, если вспомнить, что еще недавно он предлагал союз Австрии на предмет обратного завоевания Ломбардии у Италии, но таков уж был этот корифей прусской дипломатии.