На первых порах Наполеону был отправлен ответ, что Пруссия принимает его посредничество и готова обсудить условия перемирия, а затем ему дополнительно сообщили, что будущий мир должен обеспечить свободное развитие германской национальной «идеи», для чего первым условием является устранение того давления, которое оказывало до сих пор на Германию «чужеродное» тело Австрии, а вторым условием — сплочение и усиление Пруссии в ее «естественной» сфере влияния на севере в виде уничтожения чересполосицы между ее частями и руководства остальными там расположенными государствами на основе союза с ними.

Дав этот ответ, пруссаки продолжали продвигаться дальше на юг и почти достигли ворот Вены. Главная квартира была переведена в замок, принадлежавший злополучному Менздорфу в Никольсбурге, примерно в 18 км от австрийской столицы, и туда в ночь на 12 июля прибыл наполеоновский посланник Бенедетти, чтобы посредничать между обеими сторонами: посредничество между Австрией и Италией превращено было Наполеоном в посредничество между Австрией и Пруссией.

Как и можно было ожидать, Наполеон под давлением своих советников решительно высказался как против всеобъемлющих аннексий, так и против утверждения прусской диктатуры над всей Германией.